«Если бы он умер – остался бы в истории, но он – живой…»
26.05.2009

 

     Сегодня ситуация в Южной Осетии снова, как и год назад, в центре общественного внимания. Но если раньше все с тревогой следили за милитаристскими приготовлениями соседней Грузии, которые переросли в вооруженную агрессию, то теперь взоры устремлены в послевоенное будущее многострадального народа Южной Осетии. Как жить дальше? Этот вопрос задают ежедневно жители Цхинвала, Квайсы и десятков осетинских сел. И не находят ответа. Они не видят перспективы, не видят смысла жить так, как живут, нет, выживают сейчас.
     Кто виноват и что делать? Об этом корреспондент сайта «Осетия-Квайса» Игорь Дзантиев побеседовал с хирургом кафедры общей, лазерной и эндоскопической хирургии Российской академии последипломного образования на базе Центральной московской больницы им. Боткина Томасом ДЖИГКАЕВЫМ.


     – 8 мая 2009 г. президент Южной Осетии подписал указ о награждении вас орденом Дружбы «за большой вклад в укрепление мира и безопасности на Кавказе, мужество и самоотверженность, проявленные при отражении вооруженной агрессии Грузии в августе 2008 года». А 21 мая 2009 г. вы вышли на Манежную площадь и у стен Кремля участвовали в акции протеста, отвергая политику властей Южной Осетии. Что вас привело в ряды протестующих?
     – Боль за свою родину. Мне хочется, чтобы на моей родине, в Южной Осетии, было все хорошо. И самое главное – была свобода.

     – А почему боль? Вроде бы мы достигли желанной цели – признания нашей государственности?
     – Да, но это не принесло той атмосферы, которая должна была прийти. Я не видел за последние месяцы ни у кого радости в глазах. Искренней радости. И это после того, что мы добивались признания в течение 20 лет! А все потому, что на сегодняшний день в нашей республике ничего не делается. Абсолютно ничего.
     
     – Но закладывались же новые микрорайоны, президент на глазах у всех выпивал залпом три литра вина, обещал, что по всей республике начнется процесс возрождения…
     – То, что сейчас фактически происходит в Южной Осетии, у меня, как у нормального человека, вызывает негодование. Это самое маленькое, что можно сказать. До слез обидно, хотя мужчина плачет редко. Но я говорю серьезно. Бывают иногда такие моменты, что просто хочется плакать. При тех возможностях, которые у нас были, за эти девять месяцев можно было Южную Осетию сделать просто раем на земле. Все можно было сделать.
     Меня больше всего убивает то, что человек, который сейчас находится у власти, мог остаться в истории Осетии. Как Ос-Багатар, объединитель алан. Такая реальная возможность у действующего президента была. Представить себе не могу, на какие деньги, на какие блага это все можно променять! Такой шанс дается раз в жизни, и дается одному из миллионов людей. Не воспользоваться им, не сделать этого… Даже если бы он умер – то и тогда мог остаться в памяти народа на века. А так…

     – Ваше неравнодушие бьет фонтаном, но в чем конкретно вы могли бы предъявить счет нынешнему руководству республики?
     – Буду говорить о медицине, потому что в этой проблеме компетентен. На сегодняшний день медицина в Южной Осетии убита на корню. Хочу сказать даже больше: так поступают только враги народа. По-другому это никак не назовешь. При всей сложности ситуации, которая довлела над нами последние двадцать лет, у нас медицина еще недавно была на довольно хорошем уровне. В лихие девяностые даже не во всех московских больницах имелись все лекарства, а у нас всегда был минимум того, что необходимо в хирургическом отделении и что должно быть в терапевтических. А вот на сегодняшний день есть большие проблемы с препаратами для наркоза, которые необходимы в хирургии, в онкологии. Знаю это точно, потому что все мои друзья – врачи. В последние два года в Южной Осетии вынужденно использовали для обезболивания просроченный трамадол, который был у миротворцев. Ну, разве это дело!?

     – Отсутствие крайне важных лекарств – это, конечно, очень плохо. Но это же еще не говорит о крахе всей медицины? Вот, например, ответьте, может ли функционировать республиканская больница?
     – Может, но не функционирует. Во время войны в нее попал снаряд. Были разрушены одна палата и наружная стена. Стоило восстановить эту стену, как больница спокойно работала бы. А она закрыта. При этом никакой альтернативы не создано. Но ведь весь лечебный процесс можно было на время перевести и в старые корпуса. Чтобы лечить людей, их нужно госпитализировать. А такой возможности на сегодняшний день нет. Первое время помогали мы – группа московских врачей-осетин. Помогали, чем могли. В течение двух месяцев госпитализировали в Москве около 70 человек с различными диагнозами. Все делали сами, на личных контактах. Единственный человек, кто нам во всем этом помогал – Альберт Джуссоев. А ведь, только представьте, больные были всякие – с тяжелыми ранениями, контуженные, с сахарным диабетом, с гангренами, с паническими атаками.
     Самое главное, неправильно была построена вся медицинская тактика после войны. В Цхинвал должны были приехать целые бригады психологов, чтобы работать с людьми. Я сам связывался с крупным врачом, продолжателем известной династии. Он был готов приехать и работать в Южной Осетии столько, сколько понадобиться. Но Цхинвал не захотел обеспечить самые минимальные условия. Мне сказали, мол, сами разберемся.
     Вызывает недоумение и следующий момент. Когда я занимался госпитализацией выживших после войны людей, приходилось связываться с главными врачами московских и питерских клиник. И выяснилось, что ими в огромном количестве были направлены письма в министерство здравоохранения и в правительство Южной Осетии, в которых говорилось о готовности принимать не просто раненых, а больных вообще. Главный врач находящегося в Санкт-Петербурге одного из научно-исследовательских институтов сообщил, что дважды послал официальные письма такого содержания, но ему даже «нет» не ответили. То есть проигнорировали полностью.
     А у нас сейчас страховая медицина, лечить без полиса очень трудно, все связано с деньгами. Только после того, как мы уже наладили работу в Москве и в Питере, мне стали звонить какие-то люди из министерства здравоохранения и говорили, мол, мы знаем, что вы помогли такому-то человеку, вышлите, пожалуйста, свой лицевой счет, и мы выплатим эти деньги. Человек шесть-семь мне позвонили. На что я им сказал: «Человеку уже помогли. Вы помогите и оплатите лечение других. В этом еще очень многие нуждаются». Потом из Цхинвала приехал мой коллега и сообщил, что только благодаря нашей работе задвигалось министерство здравоохранения Южной Осетии. Причем, в самой извращенной форме, создав комиссию из пятнадцати человек, в которую вошли всего два врача. В таком составе решали: надо человека лечить или нет. Просто абсурд.

     – Как вы узнали, что нынешний президент Южной Осетии наградил вас орденом?
     – Мне об этом сообщили мои друзья, которые прочитали об этом в Интернете. Наградили не только меня, но и Костю Гагиева из Москвы, Костю Чибирова из Питера, которые также работали в больнице во время войны.

     – При каких обстоятельствах вы оказались в августе в Южной Осетии?
     – 1 августа прошлого года я первый раз за тринадцать лет поехал отдохнуть в Абхазию к своим друзьям. Когда началась война, мы немедленно выехали и были в Цхинвале 9 августа в пять утра. В подвале нашего дома по ул. Островского находились мои дети. Там же укрывались от бомб и снарядов дети моей сестры и дети наших соседей. Детей летом я всегда отправляю на родину. А сын до августовских событий вообще воспитывался в Цхинвале у дедушки с бабушкой. Это моя принципиальная позиция, потому что мужчина должен воспитываться с детства в аланской среде. Сейчас из-за послевоенной разрухи такой возможности нет, и от этого страдают мой отец и моя мать. Без конца звонят.
     9 августа я до больницы не смог сразу добраться и остался с ребятами на направлении 12-й школы. Парень, воевавший с гранатометом, попросил меня прикрыть его. Все-таки его ранило в бедро, и я на месте оказал ему первую медицинскую помощь. Всего же на этом направлении девять человек получили ранения. Так же и многие другие ребята помогали раненым. Кстати, в этом плане все было очень четко, хотя и не было заранее предусмотренной организации.
     Следующим утром я был уже в больнице, куда продолжали поступать в большом количестве раненые. Могли в течение получаса и пятьдесят человек привезти. За неполные трое суток двести с лишним операций было сделано. Работали конвейерным способом, постоянно сменяя друг друга. Медсестры сдавали кровь по второму кругу. Может, это пафосно и прозвучит, но медики все как один исполнили свой профессиональный и нравственный долг перед народом.

     – Не стало ли для вас обременительным то обстоятельство, что вы после акции протеста оказались в милиции?
     – Для меня? Нет. Когда нас привезли в отделение, все было максимально корректно. Не ожидал, кстати, этого. Более того, как только мы прибыли в ОВД «Китай-город», первое, что произошло, кто-то из начальства вышел к нам и извинился перед всеми. Он сказал, что все прекрасно понимает, но вынужден проявить какую-то реакцию. Вместе с ним находились представители ФСО и ФСБ. Оказывается, к ним поступил звонок из Южной Осетии о том, что около Красной площади готовится теракт. Звонивший сообщил также, что собравшиеся на Манежной площади – все сплошь с уголовным прошлым. Буквально все. И все вооруженные. Однако, несмотря на столь грозное предупреждение, московский ОМОН действовал очень корректно. Без всяких криков и визгов. Уважительно пригласили нас в автобус, и мы все поехали. В отделении милиции процедура заняла много времени. Но сотрудники были настолько доброжелательно настроены, что никто из нас дискомфорта не почувствовал.

     – 31 мая – выборы в парламент Южной Осетии. Что делать, если они все-таки состоятся? И в чем таится опасность?
     – Еще раз говорю, я не политик. Могу в чем-то не разбираться, но чисто по-человечески считаю: так, как сейчас обстоят дела в Южной Осетии, не должно быть. Это неправильно. И к выборам относится в полной мере. Я не пойду голосовать. Потому что считаю очень важным провести нормальные, честные выборы, в которых могли бы участвовать все кандидаты, а избиратели – осуществить свое право на свободное волеизъявление.



 

 

Фото недели

 
Народ выбирает достойных!
Сергей БАГАПШ - вновь
Президент Абхазии.

Самое читаемое

 

 

Сослан Кокоев. УАЦАМОНГА. Честь осетина или приватные беседы с Джабеличем - Э.Дж.Кокойты (24-30.11.2009)

  1. Альберт Джуссоев считает, что Осетию надо спасать от преступной власти Кокойты (03.06.2009)
  2. Ибрагим ИБРАГИМОВ: «Я уехал из Южной Осетии, опасаясь за свою жизнь» (14.07.2009)
  3. Координационный Совет Южной Осетии призвал народ к консолидации без Кокойты  (03.08.2009)
  4. Письмо генералу: "Вы спасли наших детей. Великое вам спасибо!" (07.08.2009)
  5. Артур ТАЙМАЗОВ: «Чтобы оправдать ожидания, придется стать трехкратным олимпийским чемпионом» (20.07.2009)

Ноябрь

  1. В Квайсе вопреки заявлениям властей кардинальных сдвигов не наблюдается (01.11.2009)
  2. На закате: период правления Кокойты в Южной Осетии подходит к концу (23.11.2009)
  3. Бронза, прославившая Осетию (12.11.2009)
  4. Как Буш полюбил Южную Осетию (10.11.2009)
  5. Альберт ДЖУССОЕВ: «Вопрос о власти - это вопрос о спасении Южной Осетии» (20.11.2009)
  6. Фатима МАРГИЕВА: «Южной Осетии мое содержание в тюрьме обойдется дороже» (17.11.2009)
  7. Сослан КОКОЕВ: «УАЦАМОНГА. Честь осетина или приватные беседы с «Джабеличем» (Э.Дж.Кокойты)» - часть 1 (24.11.2009)
  8. Сослан КОКОЕВ: «УАЦАМОНГА Честь осетина или приватные беседы с «Джабеличем» (Э.Дж.Кокойты)» - часть 2 (25.11.2009)
  9. Сослан КОКОЕВ: «УАЦАМОНГА. Честь осетина или приватные беседы с «Джабеличем» (Э.Дж.Кокойты)» - часть 3 (26.11.2009)
  10. Сослан КОКОЕВ: «УАЦАМОНГА. Честь осетина или приватные беседы с «Джабеличем» (Э.Дж.Кокойты)» - часть 4 ( 27.11.2009)

 

Октябрь

  1. Словесный понос на сайтах Кокойты: анонимщики и плагиаторы по-другому не умеют (11.10.2009)
  2. Форум отправил Кокойты в глубокий нокаут (09.10.2009)
  3. Форум послал сигнал Кокойты: пора собирать чемоданы (09.10.2009)
  4. Кокойты пообещал ударить женщину, чтобы она заткнулась навсегда (01.10.2009)
  5. Все, как всегда: Баранкевич наступает, Кокойты отступает (12.10.2009)
  6. Митинг в Цхинвале показал: Кокойты теряет последнюю поддержку (07.10.2009)
  7. Погорельцы Цхинвала ищут правду в Москве (08.10.2009)
  8. Кокоевщине не должно быть места в Южной Осетии (18.10.2009)
  9. Кокойты требует стариков к ответу: власть в Южной Осетии продолжает свое нравственное падение (19.10.2009)
  10. Южная Осетия: нужна власть, которой люди поверят (11.10.2009)

 

Сентябрь 

  1.  Дзамболат ТЕДЕЕВ: «Главная цель - Олимпиада в Лондоне» (26.09.2009)
  2. На третий срок - под дулами автоматов (11.09.2009)
  3. Южная Осетия как филиал Озерска: за и против (04.09.2009)
  4. Суметь довести до абсурда (16.09.2009)
  5. Плохому танцору оппозиция мешает (17.09.2009)
  6. Вы - наша последняя надежда (15.09.2009)
  7. Осень власти: по Южной Осетии шагают протестные настроения (30.09.2009)
  8. Квайса: еще одно испытание землетрясением (21.09.2009)
  9. День независимости в Квайсе: праздник без праздника (20.09.2009)
  10. Семь восторженных мужчин: красота для каждого своя (09.09.2009)

 

Август

  1. Президент Южной Осетии Кокойты объявил войну (24.08.2009)
  2. Кокойты пошел на конфронтацию с Путиным? (19.08.2009)
  3. Альберт ДЖУССОЕВ: «Газопровод - фундамент возрождения, пора браться за большие дела» (13.08.2009)
  4. Кем станет Бровцев для Южной Осетии? (11.08.2009)
  5. Кокойты переплюнул Кадырова, как минимум, втрое (06.08.2009)
  6. Альберт ДЖУССОЕВ жителям Южной Осетии: «Эта трудовая победа - для вас!» (25.08.2009)
  7. Анатолий ЧЕХОЕВ: «Южной Осетии нужны новые люди, свежие идеи и натиск в строительных делах» (21.08.2009)
  8. Южная Осетия в ожидании перемен: требуются новые подходы и новые люди (04.08.2009)
  9. Россия защищала не Кокойты, Россия защищала осетин (12.08.2009)
  10. В отставку надо отправлять не правительство Южной Осетии, а самого Кокойты (04.08.2009)

 

Июль 

  1. Южная Осетия не дает Кикабидзе покоя, а «песня» о саперной лопатке по-прежнему звучит фальшиво (25.07.2009)
  2. Президент Южной Осетии: во всем виноват «Стройпрогресс» (23.07.2009)
  3. Юбилейный портрет осетинских писателей в Дарьяльском ущелье (07.07.2009)
  4. Кокойты против Джуссоева: объятия удава (14.07.2009)
  5. На строительстве газопровода в Кударском ущелье Южной Осетии - часть пятая (17.07.2009)
  6. Прокуратура и МВД Южной Осетии провели спецоперацию: в гостинице «Квайса» подсчитали инвентарь вплоть до веников (29.07.2009)
  7. Перед войной юбилей Коста Хетагурова отмечала вся страна, начиная со Сталина (21.07.2009)
  8. Король иллюзиона Эмиль Кио первое звание получил в родной Осетии (28.07.2009)
  9. Кривое зеркало: парламент Южной Осетии начал свою деятельность с отповеди оппозиции (25.07.2009)
  10. Кикабидзе мечтал поклоняться Путину, но тот обошелся без лицемерной лести (31.07.2009)

 

 Июнь

  1. Кадыров сказал Аушеву то, что стеснялись сказать другие (26.06.2009)
  2. Трава забвения или грустный юбилей романтика осетинской поэзии (09.06.2009)  
  3. Замужем за театром (20.06.2009)
  4. Должно ли шампанское быть поминальным? (22.06.2009)
  5. Осетинский генералитет Российской Империи (28.06.2009)
  6. Режим Кокойты перед войной продавал оружие Грузии? (02.06.2009)
  7. Россия - великая наша держава...(12.06.2009)
  8. Увидеть Квайсу в последний раз (16.06.2009)
  9. Эпоха погубленных судеб (02.06.2009)
  10. Он сердце не прятал за спины ребят (25.06.2009)

 

 Май

  1. «Если бы он умер - остался бы в истории, но он - живой...» (26.05.2009)
  2. Анатолий ЧЕХОЕВ: «Южная Осетия не должна превратиться в чемодан с оторванной ручкой» (28.05.2009)
  3. Марик ЛЕЙКИН: «Участковый - это шериф своего микрорайона» (14.05.2009)
  4. Писателю Юрию Полякову подарили бурку (04.05.2009)
  5. Руслан ДЗАРАСОВ: «Послевоенная ситуация для Южной Осетии во многом сложнее» (18.05.2009)
  6. Владикавказ - вчера, сегодня и завтра (06.05.2009)
  7. Парад Победы во Владикавказе (09.05.2009)
  8. «И выходит Марина Ядых в сотый раз, будто в первый, на сцену...» (13.05.2009)
  9. Вячеслав Гобозов: «Протестный электорат в Южной Осетии - огромный» (27.05.2009)
  10. Полковник Шанаев: герой - в бою, покоритель сердец - в быту (28.05.2009)

 

 Собрание имен

  1. Мурат ДЖИКАЕВ: «Образ Коста неразрывно связан с моим творчеством» 
  2. Анатолий ДЗАНТИЕВ: «Коста - это осетинский Пушкин»  
  3. Лицо театральной национальности - Казбек СУАНОВ
  4. Наталья КОЛОСОВА: «Дарите здоровье, счастье и улыбки!»
  5. Замужем за театром - Татьяна БЕСТАЕВА
  6. Музафер ДЗАСОХОВ: «Наш читатель не имеет столичной прописки»
  7. Лучезарное творчество Эльбруса САККАЕВА
  8. Тамерлан ГУРИЕВ: «Коста Хетагуров - социально значимая, грандиозная фигура»
  9. Орлиная гора Давида ТЕМИРЯЕВА
  10. Лев ОЗЕРОВ: «Точней созвучья не встречал на свете я! Они рифмуются: поэзия - Осетия»
  11. Валерий ТЕДЕЕВ: «Чтобы стать сильным и побеждать, нужно научиться достойно принимать поражения»
  12. Алан КАЛМАНОВ: «Живопись должна побуждать к размышлению»
  13. Солтан ДЗАРАСОВ: «Российская поддержка создала в Южной Осетии иждивенческую психологию»
  14. Крутые виражи Валерия АЛЕКСЕЕВА
  15. Казбек КАРГИНОВ: «Политика не должна мешать хозяйственной работе»
  16. Анатолий ДЗИВАЕВ: «Театр - это добровольная каторга»
  17. Людмила БЯЗРОВА: «Художественный музей - это показатель наличия зрелой национальной культуры»
  18. Жорж ГАСИНОВ: «Моя профессия - осетин»
  19. Земфира ЦАХИЛОВА: «Чувство успеха надо воспитывать с детства»
  20. Владимир СОСКИЕВ: «Мой Коста - В Санкт-Петербурге и во Владикавказе, а мой Пушкин - в Сурх-Дигоре»
Архив
<< Август 2017 >>
ВсПнВтСрЧтПтСб
  12345
6789101112
13141516171819
202122
23
242526
2728293031